Мир путешествий и приключений - сайт для нормальных людей, не до конца испорченных цивилизацией

| планета | новости | погода | ориентирование | передвижение | стоянка | питание | снаряжение | экстремальные ситуации | охота | рыбалка
| медицина | города и страны | по России | форум | фото | книги | каталог | почта | марштуры и туры | турфирмы | поиск | на главную |


OUTDOORS.RU - портал в Мир путешествий и приключений

Эль Гран Чако

Телеграммы из Ла Паца — кто до сих пор слышал о таком городе? — сообщили, что у границы Парагвая и Боливии произошло первое большое сражение. Итак, опять новая война! Журналисты и писатели, советские и иностранные, изощрялись все последние годы, подыскивая художественные сравнения, которые с наибольшей силой могли бы убедить читателей в том, что в ее пять частей света — это сплошное минированное поле, где достаточно одной искры, чтобы превратить цветущие страны в поля жестоких сражений и организованной ненависти.

Но кто взялся бы еще год назад предсказать, что первая война вспыхнет в почти ненаселенной пустыне Эль Гран-Чако, раскинувшейся между средним течением р. Парагвая и восточными склонами Кордильер? Кто мог бы предсказать, что величайшая распря, раздирающая нынешний капиталистический мир — англо-американская борьба за гегемонию над миром — выльется в вооруженную схватку именно здесь, в сердце Южной Америки?

Но кто мог в 1913 году сказать, что маленький боснийский городок Сараево, станет центральным узлом англо-германской конкуренции, узлом, который рассечет только мировая война.

Суждено ли войне между двумя второстепенными латинскими республиками развиться в настоящую мировую бойню или этот инцидент, подобно инциденту с германской канонеркой «Пантера» в 1907 году, окажется только одним из сигналов будущего бедствия сейчас невозможно предвидеть. Но кровь, уже пролившаяся в пустыне Чако, говорит о том, что весь конфликт между Англией и Америкой находится под таким высоким давлением, когда каждую минуту можно ожидать, что события вырвутся из рук Лондонских и Нью-йоркских режиссеров, и вихри человеческих катастроф пойдут собственным стихийным путем.

* * *

Воюют между собою Боливия и Парагвай. При чем же здесь здесь Англия и Америка? Не притянуты ли здесь за волосы интересы нью-йоркской и Лондонской бирж? Вот о чем вправе спросить читатель.

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе сначала посмотрим, из-за чего ведется эта война.

В самом центре Южной Америки, на границах трех республик — Боливии, Парагвая и Аргентины, раскинулась одна из величайших мировых пустынь, каменистая степь Эль Гран-Чако. В 70-х годах прошлого века, когда путем целого ряда войн шло размежевание между южно-американскими республиками, на Эль Гран-Чако появились сразу три претендента: Аргентина, Парагвай и, наконец, Боливия. Тогда еще не знали о богатствах, скрывающихся в недрах этой сожженной солнцем степи, и все три противника решили, что воевать из-за камней не стоит. Земли в Южной -Америке много, а людей мало. Так и осталась пустыня ничьей, а на добросовестных немецких картах появилась какая-то странная сеть границ, пересекающих одна другую, с пометками: «заявлена Боливией в таком-то году», «за- ; явлена Парагваем в таком-то году», и т. д. Чтобы не вызывать конфликтов, пограничные посты ставили на приличной друг от друга расстоянии. Эль Гран-Чако — не единственное место в Южной: Америке с такими запутанными, до сих пор не определившимися границами. В верховьях Амазонки имеется такая же территория, на которую сделаны заявки Перу, Эквадором и Колумбией одновременно. Место безлюдное, так называемые, сельвасы, непроходимые лесные чащи, где над болотом царствуют страшные тропические лихорадки.

Но вот, оказывается, что в ЭльГран-Чако имеется нефть. В глазах делателей долларов каменистая пустыня становится благословеннейшим местом, меткой стяжательского авантюризма. Нефть! Какое дело до того, что сейчас там жжет солнце и нет иных жилищ, кроме палаток случайных путешественников? Там, где есть нефть, там быстро вспыхнет электричество, застучит железная дорога, зазвенят стаканы, заулыбаются женщины. Нефть — это один из самых сильных нервов современной экономической жизни. Была бы нефть, а человек будет!

Все старые споры о территории в 298.000 квадратных километров (почти в два раза больше, чем самый Парагвай!..) воскресли с новой силой.

Когда - то американская газета «World» удачно сострила:

«Покажи Юзу нефтяную скважину и он тебе сейчас же укажет нефтяную политику».

В этом отношении Келлог ничем от Юза не отличается. С легкой руки Теодора Рузвельта американские дельцы хорошо усвоили себе политику захватов явочным порядком, с последующим докладом о случившемся покладистому, упоенному солнцем «просперити» Конгрессу. Кстати сказать, на этот раз интервенцию не нужно проводить ни силами американских солдат, ни на средства североамериканского государственного банка. Для того имеется подставное лицо, и это подставное лицо не кто иной, как правительство Боливии. . Когда североамериканский империализм взялся всерьез «за политическое обволакивание» южно-американских республик, Боливия попала?в эту паутину одна из первых. Обстоятельства способствовали тому, что она немедленно, как спелое яблоко, упала в руки североамериканского садовника. Боливию теснили и Аргентина, и Парагвай, и Чили, и Перу. Две последние республики, при поддержке Англии, отрезали Боливии выходы к морю, отняли у нее богатую селитрой область Тарапаку и превратили Боливию во второстепенную, даже по южно - американским масштабам, сельско - хозяйственно - скотоводческую республику.

«На помощь» Боливии пришли Соединенные Штаты. Нью-йоркские банкиры предложили ей заем. Заем был принят боливийским правительством, несмотря на протест мелко-буржуазных и интеллигентских кругов республики. Надо сознаться, протест был небезоснователен. С условиями этого займа невредно познакомиться, так как они позволяют судить о формах финансовой деятельности банкиров Соединенных Штатов в чужих, экономически слабых странах. Заем равнялся 26.000.000 долл. Должник обязан был уплачивать ежегодно 10% основной суммы плюс 8% и кроме того, гарантировать уплату займа следующими ценностями: 1) всеми акциями Национального Банка, принадлежащими республике, 2) всеми доходами, представляющими собою дивиденды на акции, 3) налогами на концессии и заявки шахтовладельцев, 4) доходами от винной монополии, 5) доходами с табачной монополии, 6) налогами на ипотеку, 7) налогами на прибыль шахтовладельческих обществ, 8) всеми импортными, экспортными пошлинами, фондами и доходами железных дорог, и пр. и пр.

Не надо быть искушенным в политике, чтобы понимать, что дело сводилось к полному контролю северо-американского капитала над Боливийской республикой. К тому же, американский капитал, который в 1912 году располагал в Боливии всего лишь 10.000.000 долларов, к 1927 году вырос до 86.000.000, из которых 40 находилось в разработках металлов, 8 в нефти, остальное — в займах и в сельскохозяйственных концессиях. Вскоре Боливия обратилась в плацдарм американского наступления на южную часть южно-американского материка.

Интересы Великобритании в Южной Америке когда-то были неизмеримо выше интересов Северной Америки, за последнее время упали, но все еще продолжают стоять на равной высоте с американскими. Но если Соединенные Штаты успешнее действуют именно в в северной части Южной Америки, то Англия продолжает крепко держаться на юге материка. Оппозиция, которую оказывает империализму Соединенных Штатов группа латинских республик ABC (Аргентина, Бразилия, Чили), в значительной мере вдохновляется английским капиталом.

Парагвай — это наиболее вынесенный на север аванпост английского капитала. Американский капитал в этой республике исчисляется на 1927 год 18.000.000 долларов. Английские интересы здесь значительно больше. Британской компании принадлежит вся жел.-дор. сеть, в руках британских капиталистов находится значительная часть внешней торговли республики. Через Аргентину в Парагвай и дальше, к нефтяным залежам Эль Гран-Чако тянется рука лондонских капиталистов.

Без разрешения соответствующих органов, находящихся в Вашингтоне и Нью-Йорке, Боливия не может рискнуть ни одним солдатом, ни одним долларом. Без благословения Англии, Парагвай не рискнет впутаться в непосильную борьбу.

Сражения на Боливийско-Парагвайской границе происходят по планам Лондонского и Вашингтонского штабов. Это все понимают. Только Бриан и Чемберлен, и прочие клоуны из Лиги Наций, по долгу хорошо оплачиваемой службы, обязаны болтать о борьбе за мир, которую ведет Женева, о мерах, которые должна принять Лига Наций с целью заставить подчиниться этим решениям две маленькие южно-американские республики.

Впрочем, на робкое заявление Бриана о необходимости покончить дело миром^ и Парагвай и Боливия не обратили внимания, отделавшись дипломатической отпиской, но зато когда Соединенные Штаты предложили разрешить вопрос о принадлежности Эль-Гран-Чако на пан-американской конференции, на которой Соединенные Штаты являются диктатором, обе республики вытянули руки по швам и изъявили свое согласие - кому владеть Эль-Гран-Чако, решат Соединенные Штаты.

Вокруг Света

 
Рейтинг@Mail.ru
один уровень назад на два уровня назад на первую страницу