Мир путешествий и приключений - сайт для нормальных людей, не до конца испорченных цивилизацией

| планета | новости | погода | ориентирование | передвижение | стоянка | питание | снаряжение | экстремальные ситуации | охота | рыбалка
| медицина | города и страны | по России | форум | фото | книги | каталог | почта | марштуры и туры | турфирмы | поиск | на главную |


OUTDOORS.RU - портал в Мир путешествий и приключений
ВОКРУГ СВЕТА №4-1977
В. ДРУЯНОВ

ПРИВЯЗКА К ЗВЕЗДАМ

В тайге мне не раз приходилось встречать геодезистов, и сразу, еще не знакомясь, я узнавал, что это они. Особые приметы выделяли их среди прочих таежных людей. Хотя все они одевались примерно одинаково: обязательно сапоги, в них заправлены плотные темные брюки, рубашка тоже из плотного материала, непременно с длинными рукавами, выгоревшая кепка. Несмотря на лето, таежник имеет при себе ватник, у многих за плечами ружье... Вот и угадай, кто встречный? Геолог, охотник, лесник, отпускник, приехавший за тридевять земель ловить рыбу или охотиться, а возможно, и местный житель.

Но геодезиста узнаешь сразу! На нем те же кирзовые сапоги, темные брюки, выцветшая рубаха, за спиной рюкзак с ватником, обычная полевая сумка... Однако и одежда и амуниция выглядят в высшей степени аккуратно — в той высшей степени, которая вообще возможна в таежных условиях. Откроет твой новый знакомый полевую сумку — в ной порядок министерской канцелярии. Карандаши остро заточены, блокноты без пятнышка, для стиральной резинки специальный карманчик. Руки у геодезиста идеально чистые, ногти подстрижены...

Все это тот самый случай, когда форма точно соответствует содержанию.

Многие, наверное, видели геодезический знак — трех или четырехногую вышку. Высота их различна, бывает и 50-метровая. На самом верху — площадка для наблюдателя и столик для инструмента. Геодезист должен подняться по лестнице на смотровую площадку, установить прибор, поймать в его объектив верхушку соседнего знака — «взять отсчет» и занести его в журнал.

Наверху всегда ветрено, всегда не по себе — смотровая площадка не кабинет, ее размер — несколько квадратных метров, не огороженных перилами. В глаза может светить солнце, часто приходится прятаться под зонтиком от дождя. И вот в таком неуютном положении надо работать с очень высокой точностью: измерить угол и ошибиться не более чем на доли секунды, измерить десятикилометровый отрезок и «дать маху» всего на один сантиметр. Надо тщательно, красивым почерком записать данные измерений, чтобы и потом, через несколько месяцев, записи были ясны не только тому, кто их делал, но и его товарищам.

Как можно добиться этого? Предельной собранностью, педантизмом. Поднялся на знак: карандаши должны быть отточены (геодезисты раньше писали только (карандашами на случай, если журнал намокнет), инструмент настроен, линейка, угольник, резинка — все под рукой.

Аккуратность в работе порождала аккуратность и во внешнем облике. Можно сказать, что моряка узнают по походке, военного — по выправке, а геодезиста — по аккуратности!

У геодезистов есть еще одна особенность. Они дотошные. И это тоже следствие их профессиональной выучки.

Если бы геодезисты, находясь в Москве, могли увидеть в свои дальномеры какую-либо точку во Владивостоке, то они за раз измерили бы расстояние между ними. Но даже в степи видно километров на пять-семь, в горах подальше — на 20—30 километров, иногда до ста. Только однажды этот предел был превзойден. Связывая геодезическим ходом Европу и Африку, специалисты смогли засечь визирную цель, отстоящую на 300 километров. Но это был уникальный случай...

Как же удалось измерить расстояние от Москвы до Владивостока, сделав ошибку всего в десять метров? С помощью старого и надежного метода триангуляции. Можно построить на местности треугольник, стороны и углы которого будут известны. Для этого нужно поставить в пределах видимости друг от друга три геодезических знака и провести с них измерения. Соседний треугольник построить уже легче: требуется поставить еще один геодезический знак, который удастся наблюдать со смотровых площадок двух других, уже построенных. Получаются два треугольника, имеющие одну общую сторону. Поскольку известны параметры одного из них, нетрудно определить те же параметры и у другого.

Такими треугольниками покрыта вся территория Советского Союза, и благодаря этому на ней можно определить любое нужное нам расстояние, в том числе от Москвы до Владивостока.

Геодезист проводит тонкие измерения в одиночку, его никто не контролирует, да и не может контролировать. Свои ошибки он обнаружит в конце работы. Скажем, измерил на местности треугольник, а сумма его углов не равна 180 градусам. Ищи ошибку — отправляйся пешком за десять или двадцать километров, снова взбирайся на знак, снова меряй. А ведь поджимают сроки, план горит и так далее. Выручает только дотошность.

«Семь раз измерь, один раз запиши» — это первая заповедь геодезистов.

Геодезическая сеть Советского Союза, пожалуй, наиболее точная в мире. Это не значит, что расстояния и углы между знаками на местности измерены с меньшей погрешностью, чем, например, в Европе. Они измерены с такой же тщательностью, но зато на громадной территории.

Написать обо всем этом меня побудило чувство справедливости. Много восторженных слов сказано о геологах, строителяхнперво-проходцах, и как-то не смотрится на этом героико-романтическом фоне аккуратная фигура геодезиста, который уткнул свой нос в планшет и считает, считает, словно бухгалтер, свою скучную цифирь. Нет, не смотрится...

Меж тем геодезист и есть подлинный первопроходец. Геолог, тем более строитель приходят в ту местность, для которой уже есть карта. А кто дает карте основу? Геодезист! Если он не проложит через глухомань свой триангуляционный ход, то и карты не будет, в лучшем случае будет видимость! карты, ребус.

Без бухгалтерской дотошности геодезиста, без этого незаметного первопроходца вряд ли бы состоялся и полет Гагарина.

Построение геодезических сетей — ведь только часть работы геодезистов всех стран. Еще она включает в себя измерение фигуры и размеров земного шара, поскольку любая сеть опорных геодезических пунктов строится в системе координат, отнесенной к центру масс и оси вращения Земли. Но можно ли определить их, не зная, какова наша планета? Можно ли вообще «накидывать» геодезическую сеть на какую-либо территорию, размеры которой неизвестны?

Свои главные задачи, задачи тысячелетней давности, геодезия решила с присущей ей аккуратностью. Это подтвердили первые же запуски искусственных спутников. Они еще и потому прошли так успешно, что соответствующие космические службы точно знали координаты старта, полета и приземления спутника, фигуру Земли, ее размеры, гравитационные аномалии... Путешествие Колумба было мучительным из-за неточных знаний «землеразделителей» — геодезистов того времени: они утверждали, что неизвестная территория находится не так уж далеко от Испании. Колумб рассчитывал на короткое плавание, но Земля оказалась гораздо больше. Космические Колумбы хорошо представляли себе путь, который им предстоит проделать. Геодезисты многих поколений снабдили их первоклассными сведениями о размерах и фигуре планеты.

Но коль скоро задача тысячелетий выполнена, что осталось на долю геодезистов теперь? Частные уточнения, кропотливая привязка строящихся объектов к местности? Нужно, важно — и слишком ограничено. Сегодня как вчера, завтра как сегодня, — скучно без перспектив; без них любая человеческая деятельность вянет.

Мы слишком часто, увы, видим профессию той, какой она была когда-то. У геодезии теперь совсем иные горизонты...

Как только в ночном небе геодезисты увидели первую искусственную звездочку, они тут же поняли: в геодезии наступает новая эра. Еще шли опоры, выгодно ли осваивать космическое пространство, еще думали-гадали, что принесет космос земному хозяйству, а первопроходцы Земли уже начинали освоение космических знаний.

В геодезии всегда стремились поднять как можно выше визирную цель1. Тогда можно шагать большими шагами — строить триангуляционные треугольники) с более длинными сторонами. Сделать это обычным способом было невозможно — пункты оказались за пределами прямой видимости.

И вот спутники — визирные цели, вознесенные на недосягаемую высоту! Космический триангуляционный знак! Геодезисты мгновенно направили на них свои приборы.

Полярное сжатие земного шара, открытое Ньютоном, геодезисты всего мира изучали в течение 250 лет, потратили на это много сил, непрерывно перепроверяли себя. Их кропотливая работа принесла плоды: величина сжатия была определена с точностью до одной стотысячной. А два первых советских спутника (позволили определить этот параметр в десять раз точнее! Радиус земного шара был вычислен с погрешностью 70 метров. Спутниковые измерения уменьшили ошибку до 10 метров. Космическая геодезия легко продемонстрировала свое превосходство, но ни в какой мере не «посрамила» былые достижения классического землеразделения. Напротив, она еще раз подтвердила высокий класс всех прежних измерений земного эллипсоида. То, чего можно было достичь, не отрываясь от земной поверхности, геодезисты достигли.

Теперь же при помощи лазера и доставленного на Луну уголкового отражателя расстояние до Луны удалось измерить с погрешностью лишь в 15 сантиметров! А можно ли еще точней? Можно — и на Земле, и в космосе.

Я видел однажды фотографию «центральной площади» поселка Мирный. На ней столб с самодельными указателями: до Москвы столько-то тысяч километров, до Парижа — столько-то и так далее. Так вот, через короткий срок можно будет — уже не в шутку! — повесить на этот столб, если он сохранится, новые указатели: на них расстояние до центра любого города Земли обозначат с точностью до сантиметров!

А зачем? К чему эта маниакальная погоня за сверхточностью? Уж не геодезия ли это ради самой геодезии?

Недавно была составлена новая мировая карта геоида. Она наглядно показывает, что он заметно отличается от той фигуры вращения, которую рассчитали теоретики. Так, например, в экваториальной области Индийского океана обнаружено понижение на 110 метров. В диаметрально противоположной части земного шара аналогичное понижение значительно меньше. Уровень Мирового океана имеет свои впадины и возвышенности! Установлено также, что Южный полюс на 30 метров ближе к центру масс Земли, чем Северный. Причины асимметрии — в строении глубинных сфер Земли.

В строении глубинных сфер Земли... Вот чем оборачивается погоня за сверхточностью геодезических измерений — прожектором, освещающим земные недра!

Мне приходилось несколько раз писать о противостоянии современных геологических теорий, известных под названиями «фиксизма» и «мобилизма». Первая отрицает главенствующую роль больших горизонтальных перемещений в жизни земной коры и утверждает эту роль за вертикальными движениями. Мобилистская концепция, напротив, доказывает дрейф континентов, а в последнее время — горизонтальные подвижки больших плит, которые несут на себе и материки, и океаны. Спор этот носит принципиальный характер, так как касается одного из главных моментов в истории развития Земли.

А ответ на него должна дать космическая геодезия. Она, и только она, способна «измерить» проблему и выложить на стол цифры, которые точно скажут, движутся континенты или нет.

К примеру, член-корреспондент АН СССР Ю. Д. Буланже недавно сообщил о ювелирных измерениях движений блоков земной коры. Измерения проводились в Таджикистане, в районе между Гиссарским хребтом и хребтом Петра Первого. Здесь, на Гармском полигоне, методами лазерной техники установлены ничтожные перемещения хребта Петра Первого. Он путешествовал на север и за 20 лет продвинулся на 40 сантиметров. Сначала авторы наблюдений подумали об ошибке в измерениях, проведенных раньше. Однако повторные работы показали, что марш на север продолжается: теперешняя скорость — 28 миллиметров в год! Ученые вновь перепроверили себя и снова пришли к тем же результатам: хребет-путешественник идет к соседнему — Гиссарскому. Геодезии удалось поймать миллиметровые сдвиги гигантских масс! Вполне возможно, что по Таджикистану прошел стык Евразиатской плиты с Индийской. Последняя потихоньку внедряется в Евразию.

В Советском Союзе сейчас работают двадцать два геодинамических полигона, на которых геодезисты улавливают ничтожные вертикальные и горизонтальные движения блоков земной коры. В том же Гарме нивелирование высокой точности показало, что хребет Петра Первого движется вверх. Он является частью вздымающегося земного блока. Аналогичный результат — на Алма-Атинском полигоне. Так геодезия эффектно демонстрирует свои возможности при измерении почти микроскопических величин.

Профессор А. А. Изотов предлагает создать сеть специальных станций, которые смогут сторожить ничтожные подвижки больших блоков земной коры. Часть из них удобно разместить на уже существующих широтных станциях Международной службы движения полюсов и обсерваториях национальных служб времени. Другие же придется строить заново так, чтобы геодинамические пункты равномерно охватывали определенный пояс земного шара. Кроме того, потребуется доставить на Луну уголковые отражатели. И тогда за одну ночь, просветив лазером космическое пространство от Земли до Луны и обратно, наблюдатели смогут определить расстояние между континентами с ошибкой всего в 10—15 сантиметров. Через десять-пятнадцать лет работу надо повторить, и если горизонтальный дрейф материков достигает хотя бы 2— 3 сантиметров в год — это не ускользнет от внимания геодезистов. То же самое в принципе можно осуществить и другими способами. И спор будет решен. Все мы привыкли считать земную твердь неподвижной (исключая случаи землетрясений, конечно). Но наблюдения, сделанные в Таджикистане, как и в других районах земного шара, наглядно показывают, что, где больше, где меньше, земная поверхность всюду смещается под влиянием тектонических сил. Чуть-чуть... Этим «чуть-чуть» в практике раньше можно было пренебречь. Но можно ли пренебречь этим, строя солидную плотину там, где земные блоки «дышат»? Вспомним: за двадцать лет целый хребет переместился почти на полметра...

Точное знание начинается с точности измерений. Так было, есть и будет. Оно занимается и решением таких задач, как разбивка трасс для железной дороги, газопровода, высоковольтной линии, как подготовка площадки для строительства заводов, как определение территорий под будущие водохранилища. Все это делала, делает и будет делать классическая геодезия. Таков он, сегодняшний геодезист: бухгалтерская цифирь — и привязка этой цифири к звездам; работа где-нибудь на БАМе — и профессиональный интерес к устройству земных недр.

.

 
Рейтинг@Mail.ru
один уровень назад на два уровня назад на первую страницу